Главный травматолог края Алексей Лубнин – об июльских ДТП: «Чтобы люди не бились в авариях, надо перекопать дороги»

Минувший июль стал для Красноярского края месяцем траура: в жутких ДТП под Балахтой и в Козульском районе оборвались жизни 22 человек, искалечены десятки людей. Большинство пострадавших в последнем ДТП сейчас лечатся в краевой больнице. Как здесь поднимают на ноги и буквально «собирают» тех, кто получил тяжелейшие травмы, рассказал заведующий отделением травматологии-ортопедии краевой клинической больницы, главный внештатный травматолог-ортопед минздрава Красноярского края Алексей ЛУБНИН.

Справка

9 июля под Балахтой столкнулись рейсовый и микроавтобус – 11 человек погибли. А 22 июля случилось еще одно крупное ДТП – фура и рейсовый автобус «Красноярск – Шарыпово» лоб в лоб встретились на трассе М-53 в Козульском районе. И снова – 11 погибших и более 40 пострадавших, 27 из которых доставили в краевую больницу.

«Эти ДТП стали для нас экстраординарным событием, как внезапная проверка боевой готовности в армии»

Алексей Михайлович, июль для краевой больницы и вашего отделения выдался напряженным. Как вы справлялись с массовым потоком тяжелых пациентов?

Алексей Лубнин: Столь крупные ДТП, к счастью, нечастое событие. Я вообще не припомню в крае аварий с таким большим числом погибших и пострадавших, да еще и случившихся дважды за месяц. После первого ДТП – под Балахтой – большинство пострадавших госпитализировали в местную районную больницу. Наши специалисты сразу же связались с балахтинскими врачами, проанализировали травмы, которые получили пассажиры, спрогнозировали риски для их здоровья и самых тяжелых пациентов транспортировали в краевую больницу.

После аварии в Козульском районе большинство пострадавших доставили в нашу больницу. Это стало экстраординарным событием, как внезапная проверка боевой готовности в армии. Нужно было оперативно оказать медпомощь всем людям, правильно распределить нагрузку на врачей и сделать все, чтобы ни один пациент не «затяжелел» и не погиб. Мы с этим справились. И даже помогли коллегам из Козульской и Ачинской ЦРБ, куда тоже госпитализировали пострадавших

Что будет с пострадавшими в ДТП под Козулькой?

Судя по фото искореженного автобуса в ДТП в Козульском районе, легкими травмами мало кто отделался. Какие повреждения получили пассажиры, и когда они пойдут на поправку?

Алексей Лубнин: Пострадавшие получили в основном политравмы – множественные и сочетанные повреждения внутренних органов и полостей. У одной пациентки – она самая «тяжелая» из всех госпитализированных – травма комбинированная: помимо механических повреждений головы, ног есть и обширные ожоги. Серьезные опасения вызывает состояние еще одной женщины. Она получила тяжелый ушиб головного мозга и сейчас подключена к аппарату искусственной вентиляции легких.

Жизнь остальных пациентов в неопасности, но для их выздоровления еще многое нужно сделать. Сначала провести раннюю реабилитацию – восстановление прямо на реанимационной койке. Это массаж, лимфодренаж, профилактика пролежней. Потом – операцию, стационарную реабилитацию – это когда пациенты с врачами-реабилитологами и инструкторами заново учатся ходить или «работать» рукой. Чтобы поставить пациента на ноги, работает целая команда врачей: травматологи, хирурги, реабилитологи, физиотерапевты, психологи – травма это еще и сильный психологический удар. А координируют лечебный процесс травматологи-ортопеды.

Сколько времени потребуется пострадавшим в ДТП для восстановления, сложно сказать. Все зависит от того, что повреждено и насколько сильно. Однако могу заверить: переломы костей мы лечим очень хорошо, и всех нетяжелых больных, скорее всего, удастся избавить от инвалидных колясок.


«К нам поступила 13-летняя девочка, упавшая с крыши 5-го этажа. Через месяц после лечения она пришла в больницу на своих ногах»

Алексей Михайлович, я, наверное, не преувеличу, если скажу, что травматологи-ортопеды краевой больницы умеют творить чудеса. В вашем отделении по кусочкам собирают раздробленный таз человека, освобождая его от инвалидной коляски, хотя раньше это было бы неизбежно, восстанавливают ребра после многочисленных переломов. Расскажите поподробнее о новых методах лечения, которые внедряются в клинике.

Алексей Лубнин: Не так давно мы внедрили остеосинтез (соединение отломков костей) ребер при множественных переломах. При такой травме человек не может самостоятельно дышать. А технология восстановления каркаса грудной клетки позволяет, во-первых, спасти человека, а во-вторых – сократить срок лечения. Это помогает избежать тяжелых осложнений, ведь за пациентов «дышит» аппарат искусственной вентиляции легких, но длительная вентиляция грозит пневмонией и даже сепсисом. Сепсис вообще частое осложнение множественных и сочетанных травм. Благо, в краевой больнице теперь есть аппарат экстракорпоральной детоксикации, который позволяет «выводить» из сепсиса даже очень тяжелых больных.

Вторая новая для края технология – восстановление таза. Еще несколько лет назад хирургией таза в регионе никто не занимался, а с появлением нашего отделения эта технология вошла в практику. И сейчас Красноярский край по объему хирургического лечения переломов таза лидирует во всем Сибирском федеральном округе. Теперь можем возвращать людей к нормальной жизни после тяжелейших травм. Был случай: к нам поступила 13-летняя девочка, упавшая с крыши 5-го этажа. Девочка получила сложные повреждения таза, поэтому воссоздать анатомию тазового кольца было трудно. Усложняло работу и то, что она – подросток, у которого еще не до конца сформировался скелет. А потому было особенно важно максимально правильно «собрать» таз, чтобы в будущем пациентка смогла выносить и родить ребенка. С восстановлением мы справились, и через месяц после лечения девочка пришла в больницу на своих ногах, сказала: «Ничего не болит».

С какими травмами чаще всего попадают в ваше отделение?

Алексей Лубнин: Наши пациенты это люди, получившие высокоэнергетические травмы, – повреждения, при которых травмирующая энергия прикладывается с большой силой. Помните из уроков физики: «энергия – это масса, умноженная на скорость в квадрате…». Т.е. чем выше скорость, тем сильнее энергия движущегося тела и травма, если «тело» с чем-то столкнется. На практике это падения с большой высоты, столкновения на высокой скорости (ДТП), взрывы и другие техногенные катастрофы. После таких событий люди и оказываются в отделении травматологии-ортопедии, но большинство пациентов – пострадавшие в ДТП.


ШАНС НА ЖИЗНЬ

Алексей Михайлович, у попавших в ДТП сегодня больше шансов выжить и восстановиться, чем несколько лет назад?

Алексей Лубнин: Больше. Но проблема в том, что в серьезных ДТП 70-80% пассажиров получают несовместимые с жизнью травмы и погибают на месте. Воскресить человека медики не могут, зато в их силах как можно быстрее начать оказывать медпомощь, оперативно транспортировать человека в клинику, снять травматический шок – мощную кровопотерю и сильнейшую боль. Именно от травматического шока чаще всего гибнут пострадавшие в ДТП. К слову, смертность таких пациентов в медучреждениях края за последние пару лет снизилась на 25% благодаря внедрению программы медпомощи пострадавшим в ДТП. В рамках программы в крупных больницах Красноярского края организовали травмоцентры, закупили современное оборудование, запустили систему мониторинга травм, которая улучшила координацию работы медицинской службы.

«Пока есть «дураки и дороги», гарантии безопасности в пути не будет»

Июльские аварии жестко напомнили о том, что никто не застрахован от гибели в ДТП. Можно сесть в обычный рейсовый автобус и не вернуться. В связи с этим в интернете даже начали обсуждать, с какой стороны лучше садиться в автобусе, чтобы выжить в случае аварии, и на какие места. А можно ли как-то обезопасить себя в поездке?

Алексей Лубнин: Я не знаю, есть ли смысл искать в автобусе «безопасную» сторону, но я уверен, и практика это тысячу раз доказала, что у пристегнутых ремнем безопасности пассажиров больше шансов остаться в живых, чем у тех, кто не пристегивается. Имеет значение и качество системы безопасности транспорта. Конечно, если сиденья в автобусе прикручены на саморезы, как было в ДТП с микроавтобусом под Балахтой, выжить пассажирам будет сложнее. Стоит интересоваться перед поездкой, насколько хорошо оборудован автобус, можно купить страховку в билетной кассе. Наверное, так будет спокойней. Однако пока есть главная причина ДТП – дураки и дороги – 100%-ой гарантии безопасности в пути не будет.

Я вообще прихожу к выводу, что на некоторых трассах дороги надо перекапывать, чтобы водители физически не могли там разогнаться. Возьмем, к примеру, трассу М-53: узкая дорога с одной полосой в одну сторону и одной – в другую. Разделение крайне неудачное. Как тут не выехать на встречную полосу, если надо обогнать плетущийся трактор? А если учесть, что дорожное покрытие там хорошее и можно лететь на высокой скорости... Идеальные условия для ДТП. При этом некоторые чиновники после аварии в Козульском районе объявляют: «всему виной некачественное дорожное покрытие, надо его улучшить». Улучшайте – биться будут еще больше. Надо улучшать организацию дорожного движения, разделения полос. И хорошо бы повысить сознательность водителей. Не знаю, о чем думают те, кто несется на бешеной скорости и нарушает правила, а я, когда выезжаю на трассу, всегда помню о своих детях. Не хотелось бы оставлять их без отца. Помните, как говорил булгаковский Воланд: «Человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен». Берегите себя и не забывайте о своих близких.

Анастасия ЛЕМЕНКОВА

Сибирский медицинский портал