Сергей Иванов: «Настоящее счастье – грызть яблоко»

60-летнему пенсионеру из Краснотуранска выпало одно из самых сильных страданий, которые может перенести человек. Невралгия тройничного нерва мучила его в течение 20 лет.

 Здоровым людям трудно представить, как от малейшего повода – глотание, покашливание, ветерок, а иногда и беспричинно – заливает ослепительной болью половину лица. И взрослые люди плачут, не могут есть, спать и все время находятся в ожидании следующего приступа.

 Поначалу приступы невралгии у Сергея Иванова были периодическими, редкими. В последние несколько лет – частыми и изматывающими. Конечно, он обращался к докторам, получал карбамазепин – этим противосудорожным препаратом лечат невралгию тройничного нерва. Облегчение наступало, но с каждым годом доза препарата с серьезными побочными действиями увеличивалась и дошла до критической. 

Через знакомых Сергей Николаевич узнал, что в краевой больнице нейрохирург Павел Геннадьевич Руденко делает уникальные операции, избавляющие от невралгии, и конечно, ухватился за этот шанс избавиться от постоянной боли.

 - Когда я увидела брата на автовокзале, - рассказывает сестра Сергея Иванова Наталья, - я его не узнала. Истощенный, измученный, обросший – он даже бриться не мог, чтобы не спровоцировать приступ боли.

К операции Сергей Николаевич был готов абсолютно, хотя и понимал, что она очень сложная, можно сказать – ювелирная.
- Пусть мне хоть голову отрежут, - горько пошутил Сергей Иванов, - лишь бы избавиться от боли. Или пан, или пропал.

- Невралгия тройничного нерва часто возникает у возрастных людей на фоне нейро-васкулярного конфликта, - рассказывает нейрохирург высшей категории, кандидат медицинских наук Павел Руденко. – В месте выхода корешка тройничного нерва возле мозжечка его пересекает артерия. С возрастом, когда у человека наблюдаются явления атеросклероза, случается, что «затвердевшая» артерия начинает передавливать корешок нерва, и у человека развивается нарушение чувствительности – сильные боли.
Суть удивительной операции в том, что нейрохирург аккуратно отодвигает артерию от корешка нерва и помещает между «конфликтующими» кусочек хирургического фетра. Вы можете представить, какой высочайшей хирургической техники требует это вмешательство: во-первых, врач работает в непосредственной близости от жизненно-важных структур головного мозга, а во-вторых, толщина корешка нерва – 3 мм, а артерии – всего 2 мм.

 Уже очнувшись в реанимации, Сергей Иванов прислушался к себе и понял – боль ушла. 

- Знаете, чего мне больше всего захотелось, когда понял, что боль не вернется? – вспоминает Сергей Николаевич. - Яблоко. И мне его дали. Я лежал и хрустел, и у меня ничего не болело. Так просто – человек ест яблоко, но я даже не могу подобрать слова, чтобы мой врач понял, как я ему благодарен.

Сегодня Сергей Иванов дома, в Краснотуранске, уже привык к новой жизни, в которой нет мучений. Правда, ощущает онеменение половины лица, но это пройдет.

 - Микроваскулярная декомпрессия тройничного нерва – очень эффективная операция, - говорит Павел Руденко. – Ты, как лечащий врач, видишь ее результат немедленно. Пациент словно выныривает из страдания, в котором жил долгие годы, и это приносит профессиональное удовлетворение.

 А Сергей Николаевич уже задумывается о работе в саду. Ему пока нельзя сильно напрягаться, но огород ждет хозяина, да и жене надо помогать.

Еще несколько месяцев – и пенсионер Иванов забудет о болезни, которая не давала ему жить.

 

Текст: Елена Семенова